Финансовая система Украины: умереть или трансформироваться?

Оригинал опубликовано на сайте Журнала Банкир

Во время больших потрясений важны ориентиры, которые покажут путь вперед. Украина переживает сложный исторический период, когда разрушение старой системы очевидно, а новая пока не сформирована. Украинская финансовая система больна. Каковы глубинные причины этого явления? Что следует предпринять для выздоровления системы? И как минимизировать риски своей компании в условиях глобального кризиса? С этими и другими вопросами мы обратились к партнеру инвестиционно-консалтинговой компании Goldman Milestone Group, эксперту в области корпоративных финансов и стратегии Дмитрию ШЕСТАКОВУ.

Дмитрий, на Ваш взгляд, что сегодня происходит с экономикой Украины?

Экономика страны переживает период исторической трансформации весьма по объективным причинам. Текущий процесс можно сравнить с реакцией пружины, которую долгое время сжимали. Переходная экономика при быстрых темпах развития требует соответствующей динамики в отношении регуляторных инноваций и трансформаций. Кроме того, что такая динамика отсутствовала, последние два-три года она следовала в противоположном направлении. Руководство страны, вместо того чтобы создавать почву для привлечения инвестиционных ресурсов, усиливало сжатие пружины.

С 2002 по 2008 гг. финансовый и реальный сектор демонстрировал уверенный рост, преимущественно благодаря привлечению в экономику страны «длинного» западного ресурса. На фоне укрепления доверия со стороны населения банковский капитал наполнялся внутренним, главным образом краткосрочным ресурсом в виде депозитов. Однако система начала давать сбои, и в результате маховик «сжатия» долгосрочного капитала раскрутился. Усилилось недоверие к государственной системе – по причине отсутствия гарантий безопасности бизнеса.

Что произошло, собственно говоря? С 2009 года начался разворот экономики Украины в обратную европейской интеграции сторону. Со второй половины 2012-го произошла полная остановка интеграции, что стало сигналом для западных инвесторов, застывших в ожидании, тогда как с начала прошлого года вектор движения развернулся явно в обратном направлении. Вопрос о финансовой стабильности просто-напросто иссяк, потому что экономическая система начала усиленными темпами терять уже не только долгосрочные, но и оборотные средства – шло обескровливание экономики.

В чем же причина? Инвестиционный ресурс основан на доверии. Можно сказать, что инвестиционный ресурс равен доверию... 

Можно утверждать, что возник «кризис доверия»?

Именно. «Кризис доверия» к системе и ее составляющим – финансовой системе и реальному сектору, не говоря уже о государственном кластере. При отсутствии инвестиционного ресурса с начала этого года мы балансируем на грани выживания. И острота проблемы возникла тогда, когда к середине 2013-го мы столкнулись с невозможностью привлечения даже спекулятивных денег. Корректно сравнивать экономическую систему с живым организмом. 

Мы сейчас находимся в состоянии клинической смерти, то есть в состоянии внешнего дефолта и на грани внутреннего. Это основная проблема. При этом причина исключительно внутри системы: внешний кризис – следствие внутреннего.

Важно четко понимать, что на макроуровне не то что невозможность, а даже сложность привлечения оборотных средств равна внутреннему дефолту краху системы. Ситуация усложняется еще и тем, что внутренний ресурс в виде вкладов населения нестабилен и мега-краткосрочен из-за отсутствия доверия. Поэтому мы наблюдаем негативную динамику: отток вкладов с начала 2014 г. на уровне 12,5%. Это критическая масса для банковской системы, тем более учитывая эффект рычага. То есть внешний дефолт дополнился банковским и валютным кризисом. С начала года мы балансируем, по сути, на грани выживания. Это внутренний кризис. Внешний кризис есть следствие внутреннего. По объективным причинам западные кредиторы – держатели как корпоративного долга, так и государственного, де-юре не объявляют о том, что мы находимся в состоянии внешнего дефолта, но де-факто так оно есть. Это дефолт по  краткосрочным и среднесрочным внешним обязательствам.

Как это проявляется?

В оттоке депозитов, в отсутствии доверия к банковской системе. Банки – участники экономической системы, они не могут единолично взять и поменять ее. Есть надстройка – государственная система, управленческая. Банковский кризис имеет место быть из-за отсутствия доверия к государственной системе среди населения. Вот это основная причина. Это корни. И банковская система является заложником сложившейся ситуации, которую можно охарактеризовать как всеобщий управленческий кризис государственного масштаба. Это не только политический кризис, но и нежелание реформировать систему, всеобщее нежелание. Сказать, что проблема заключается только в политических партиях, нельзя. Это более глубокий вопрос. В ее основе перекладывание ответственности. И нельзя все объяснить некомпетентностью «попередников». Все работали с «попередниками»: и финансовая система, и реальный сектор, и частные предприниматели в том числе. Это общая проблема отсутствия социальной ответственности, общий кризис – кризис социокультурной группы – большей части населения Украины.

В данном контексте уместно понятие «созидательное разрушение» Йозефа Шумпетера. В разрезе Украины и происходит данный процесс. Перейдет ли страна грань именно созидательного разрушения? В ситуации, которую мы наблюдаем в политическом и геополитическом плане, в отношении действий, происходящих в Украине, борьбе интересов Запада и востока, ситуации с Крымом, непредвиденности и непредсказуемости того, что будет дальше. Перейдет ли красную линию процесс «созидательного разрушения»? То есть выживет ли система?

Что необходимо предпринять для стабилизации негативных явлений в экономике Украины и, в частности, в банковском секторе?

Сейчас нам необходима шоковая терапия. Из состояния внешнего дефолта мы перешли в состояние банковского кризиса. Следующий шаг – внутренний дефолт? Возможен ли крах экономической системы? Да, возможен, как показывает история. Необходимо принятие непопулярных, но крайне необходимых мер – пакет решений для стабилизации системы. Но они не популярны с точки зрения политики.

Однако есть два важных момента: политическая незаинтересованность в принятии этих мер и шоковой терапии с одной стороны, с другой – незаинтересованность крупнейшего бизнеса, у которого серая доминанта является основой деятельности, устранение которой незамедлительно ударит по их интересам. Эти меры трансформационные, это явный вектор в сторону дальнейшего развития. Другими словами, необходимость шоковой терапии диссонирует с политическими и «серыми» бизнес-интересами. Что сегодня и происходит на наших глазах: есть понимание, что надо делать, и одновременно – нежелание это осуществлять. 

Кеннет Рогофф, преподаватель Гарвардского университета, ввел весьма тонкое определение проблемы: «То, что произойдет, будет не с нами и не сейчас». Именно так рассуждает доминирующее большинство управленцев высшего ранга во всем мире, когда сталкиваются с «выбросами» – нестандартными сложностями, которые приводят к дефолтам, кризисам. 

Кроме того, что мы наблюдаем дефолт по внешним обязательствам и трудности по внутренним, валютный кризис, мы уже в разгаре банковского кризиса. Но сложившаяся ситуация – не статистический выброс, а вполне закономерная и повторяемая вне зависимости территориальной принадлежности, будь то американский континент, Африка, Азия или Европа. А то, что мы как бы в Европе, нас никак не характеризует по-другому, с точки зрения экономических законов.

Повторюсь: необходимо принятие непопулярных, но крайне необходимых мер – пакет решений для стабилизации системы, и времени на размышления не осталось. Нужно действовать! Промедление с реформами может привести к падению экономики «ниже плинтуса», к внутреннему дефолту. При наличии межгосударственного политического кризиса дефолт приведет к потере финансовой обеспеченности населения.

Что Вы можете посоветовать участникам финансового рынка с точки зрения минимизации рисков?

Нужно идентифицировать зоны, наиболее подверженные риску, наиболее слабые зоны в краткосрочном и среднесрочном периоде. Ведь самое главное в политике безопасности функционирования, скажем, банковского учреждения – время. Зачастую, идентифицировав слабую и наиболее потенциально-проблемную зону, можно удлинить срок ее устранения. И делать это уже сегодня, сейчас. Ведь если вы понимаете, что у вас мало кальция в организме, не нужно ждать, когда у вас разовьется остеопороз...