Утечка мозгов, демографический кризис в Украине и как с ним справиться

Оригинал опубликован на сайте Волна

Последние тридцать лет в Украине печальная ситуация. По официальным данным в 1990 году в R&D было задействовано 350 тысяч инженеров и учёных. Сегодня их менее 50 тысяч. Это именно люди, имеющие специальное высшее образование, которые заняты конкретно в отрасли R&D. Часть их с целью выживания ушли работать на рынки, занимаются строительством, зарабатывают на жизнь. Часть людей ушла из жизни. Ещё кто-то уехал у Штаты, Израиль, Европу. Утечка мозгов продолжается и сейчас. Существует проблема старения науки и R&D направления. Ведь последние 25 лет были немодными и невыгодными для личной жизни идти работать или учиться  в этом направлении. Поэтому существует возрастной разрыв между учёными и инженерами. В отрасли R&D это в среднем 50 лет. 

Интервью из Дмитрием Шестаковым, управляющим партнёром «Платформы Развития Инноваций», соавтором вступительного документа – концепции «Стратегия развития инноваций в Украине».

Какова ситуация из «мозгами» в Украине сегодня?

Несколько десятилетий подряд, в ходе гонки вооружений, кузницей народов СССР была Украина. Базис научно-испытательной работы (R&D) находился в Украине. За разными оценками около 80% работ по R&D проводились в Украине. Однако не будет ошибочным утверждение, что Украина была в лидерах в R&D в мировом масштабе. Дополнительно, в период 1991 года Украина была самым большим в мире арсеналом вооружений.

Создание Силиконовой Долины, американской DARPA и развитие израильской инновационной научной модели стало возможным благодаря украинским учёным, благодаряразработке спутника днепропетровскими и харьковскими инженерами. Именно это стало спусковым механизмом для американцев в создании DARPA. Развивая данное направление, Штаты начали строить Силиконовую Долину на базе Стэнфордского университета.

Итак, об умах в Украине надо говорить, не забывая о базе знаний, которая сформировалась в своё время. Это не фантасмагория, которую мы пытаемся высосать из пальца. Эти люди ещё живые, они не все разъехались. Сегодня частично этот потенциал трансформировался в стремительное развитие ИТ индустрии. Мы в мировых лидерах в данной отрасли.

Однако нам нужно много ещё сделать. Последние тридцать лет в Украине печальная ситуация. По официальным данным 1990 году было задействовано 350 тысяч инженеров и учёных. Сегодня их менее 50 тысяч. Это именно люди, имеющие специальное высшее образование, которые заняты конкретно в отрасли R&D. Часть их с целью выживания ушли работать на рынки, занимаются строительством, зарабатывают на жизнь. Часть людей ушла из жизни. Ещё кто-то уехал в Штаты, Китай, Израиль, Европу. Утечка мозгов продолжается и дальше. Существует проблема старения науки и R&D направления. Ведь последние 25 лет было немодным и невыгодным для личной жизни идти работать  или учиться в этом направлении. Поэтому существует возрастной разрыв между учёными и инженерами. В сфере R&D это в среднем 50+ лет.

Молодёжь только сейчас, благодаря ИТ сектору или инновационному предпринимательству , идёт в эту отрасль. Существует множество курсов в системе образования, особенно частных. Например, Unit Factory. Есть проект Machine Learning, которым занимается Дмитрий Ерёмин. Есть проекты в Харькове, совместно из Харьковской политехникой. Львовская политехника работает в этом направлении. Даже без активного участия государства в этом процессе интеллектуальный потенциал находит выход и развивается природным путём, но сложнее и дольше. Если мы планируем остановить утечку кадров, государство должно в этом принимать участие. Ведь молодой растущий потенциал уезжает на Запад, поскольку условия в Украине не созданы.

Куда уезжают наши молодые «мозги» и почему?

Наши мозги едут в те станы, где активно развивается R&D. Это значит, что там присутствует инвестиционный капитал. Ведь научно-исследовательская работа  - это самые рискованные  вложения. Уровень конверсий таких идей достаточно низок и очень специфичен. Люди едут в США, Израиль, Сингапур, Южную Корею, Францию, Германию, Англию, Малайзию. Это те страны, где коэффициенты соотношения инвестиций значительно велики. Комфортнее условия жизни для специалиста.

Что может сделать государство? Есть только одна альтернатива – создавать альтернативные инкубационные условия для капитала и инвестиций в это направление.

Люди должны видеть альтернативу, чтобы остаться здесь. Ведь уровень дохода человека с определёнными конкурентоспособными компетенциями у нас очень низок. Все хотят кушать и пить, но более того – получить хорошее образование и быть способным обеспечивать своих детей нормальным уровнем жизни.

Можно ли найти хороший пример выхода из ситуации у наших соседей? Например, в Польше. Лет 20 назад их ситуация напоминала нашу..

Польша более динамичнее развивается в этом направлении. Но Польша не была 20 лет назад военным ангаром номер один в мире. Она не имела такого ресурса, ее элита, в отличие от нашей, в то время интересовалась R&D, инновациями и современными стратегиями развития территории. Другой момент – в Польше отсутствует олигархическая система.. Ведь олигархам невыгодны модели развития экономики, которые предусматривают вложение средств на местах, здесь. Олигархическая система заинтересована в быстрых доходах. Кстати, мы видим эту ситуацию в аграрной отрасли в Украине в виде существования моратория на продаже земли, который действует только в интересах больших агрохолдингов, которым невыгодно оплачивать рыночную стоимость аренды на землю.

Какие последствия демографического кризиса?  Что будет через 30-50 лет?

С такой динамикой, как сейчас, у нас останется низко квалифицированная рабочая сила! То же время, мы переживаем старение нации. Так, это характерно для многих стран. Но у нас колоссальный дефицит Пенсионного Фонда, часть экономики в тени, что увеличивает нагрузку на работающего человека. В итоге, к чему нас приведёт утечка мозгов? К сильному социальному кризису. Ведь уровень высокооплачиваемой рабочей силы будет снижаться. Даже рабочие со средней квалификацией иммигрируют из Украины.  Мы чувствуем дефицит сварщиков и других технических специальностей. Мы официально на первом месте в Европе по количеству мигрантов в Польшу, Румынию. Польша, Венгрия активно выдают свои паспорта жителям Черниговской, Ивано-Франковской, Закарпатской областях соответственно. Человек идёт за собственным Эго. Говорить о патриотизме в данном случае неуместно.

Как специалист, занимающийся внедрением инноваций в Украине, как Вы считаете, может ли инновационная деятельность изменить ситуацию в Украине?

Вообще то, такая категория, как инновация, для обычного гражданина скорее всего непонятная. Почему так?

Нет понимания, что такое инновация, потому что мотива разбираться в вопросе нет. Но я уверен, что среднестатистический гражданин должен уметь объяснить, что такое инновация.

Экономическая система развивается стойко тогда, когда можно создать конкурентоспособный продукт. Тогда она способна генерировать достаточные средства для развития. Нам нужно развивать свои государственные институты, улучшать общую инфраструктуру. Может ли сегодня государство генерировать культуру создания продуктов? Наверное, нет. Но частный бизнес способен. Он имеет опыт, аппетит к рынку, квалификации и компетенции. Инновации следует культивировать.

Задание номер один – закончить судебно-правовую реформу. Нужно обеспечить верховенство права. Без этого система инвестирования в Украину невозможна. Мы даже собственные деньги боимся инвестировать в своей стране. Что уж говорить об иностранных инвесторах? До тех пор, пока у нас не будет доверия к себе, никаких серьёзных инвестиций из вне не будет. Инновации – это экономический инструмент в виде пакета соответствующих мер. Но эти инструменты действенные в определённой среде.

Какие из украинских проектов начали работать в этом направлении? О каких разработках можно говорить? Пусть они только в начале или на средине пути…

Они есть. Более дюжины украинских стартапов вызвали интерес у западных инвесторов. Особенно в сфере ИТ. Периодически появляются инфраструктурные инициативы, независимо от того, что государство достаточно инфантильный (незрелый) в этом направлении. Декларативно все «за». Объективно, все находятся в состоянии анабиоза и в ожидании чуда.

Например, создание Украинского Агентства Кластерного Развития «КЛАСТ-УА» для формирования кластерных моделей регионального развития – уже само по себе инновация. Именно в рамках кластерной модели более активно развиваются инновации. Активная политика в «Украинской Ассоциации Венчурного и Частного Капитала». Развиваются инкубаторы, акселераторы, но 70-80% резидентов играют в игру «утечка мозгов». Почему? Они выращивают специалистов, которые в последствии получают интересные предложения от компаний, что находятся за границей.

Можно сказать, что сильные инфраструктурные проекты развиваются на базе больших вузов. Хорошим примером есть Киевская политехника. За ним следует и Харьковская политехника.

Значимый для Украины проект в целом – это UNIT.City. Он заслуживает наивысшего уважения. Альтернативы ему нет.

Платформа развития инноваций – фактически spin-off «Укроборонпрома». Однако это отдельная проблема, поскольку спин-офы в Украине невозможно масштабировать из-за недоразвитости законодательства. Об этом Международный Банк в своём отчёте про инновации в Украине написал ещё в 2017 году.

Что могут сделать эти проекты для предупреждения «утечки мозгов»?

Во-первых, они привлекают инвестиционные ресурсы для реализации проектов в Украине. Привлекают украинских инвесторов. 

Во-вторых, фактически эти компании осуществляют просветительскую работу, учат искусству, каким образом формировать свои бизнес модели, учат вести международный бизнес.

В-третьих, эти проекты своими усилиями пытаются разорвать порочный круг. Порочное в том смысле, что у нас не вкладывают средства из-за того, что не доверяют. Но начнут это делать, когда будут видеть перспективные примеры.